Причалы и доки - Спортивный причал

Хомяки-путешественники плыли-плыли и наконец причалили к берегу. Это был Спортивный причал.

Хомяки-путешественники плыли-плыли и наконец причалили к берегу. Это был Спортивный причал.
– О, смотри-ка. Тут учат танцам! – многозначительно воскликнул Брамсель. Значит, я научусь танцевать настоящие морские танцы: фор-Брамс, грот-Брамс, крюйс-Брамс!
– Мне кажется, ты что-то путаешь, – возразил ему Шлюп. Брамс – вовсе не танец. Так композитора звали.
– А он и польки писал! – не растерялся Брамсель.
– Нет. Польки писал Шопен. Он жил в Польше и поэтому писал польки, – авторитетно заключил Шлюп.
– Друзья! Вы оба не правы, – вмешался Трос, – Эти композиторы не имеют отношения к танцевальному искусству. Хотя у Брамса был «Венгерский танец», а у Шопена – «Полька №10». Просто здешние моряки называют танцы и польки своими морскими названиями: фор-Брамсель, грот-Брамсель, крюйс-Брамсель. Чтобы в них разобраться, вам надо походить на местные танцевальные уроки.
– Да ты что! Я ж танцевать не умею. Меня еще в детстве прозвали Шлюпом, за неуклюжесть.
– Там никто не умеет. В смысле, кроме преподавателя, – подбодрил Шлюпа Трос. А проходит неделька – и все уже что-то умеют.
– Да и потом, мне танцы не интересны, – настойчиво продолжал Шлюп. Ну, где я буду танцевать? На палубе, что ли? Вот гимнастика еще куда ни шло! Гибкость и ловкость развивает.
– Тогда тебе надо на йогу. Гибкость и ловкость развивает не всякая гимнастика, – пояснил Трос.
– А я бы хотел стать самым сильным и ловким! – воскликнул Шлюп – Прыгать дальше всех, бегать выше всех. То есть наоборот. Я слышал, скоро Олимпиада. Будем покорять вершины Олимпийского небоскреба!
– Не небоскреба, а небосклона, – поправил Шлюпа Трос, – Станем звездами Олимпийского небосклона!
– Ну, не суть!
– Тогда нам всем дорога в Страну чемпионов! – радостно воскликнул Трос. – Там как раз готовят олимпийцев. Не будем спешить отчаливать – нас ждут невиданные спортивные достижения и рекорды.