Жизнь замечательных морей - Лоцманские истории

– Что это? – спросил Трос. – Разве не видишь? Мой дневник! – ответил Шлюп.

– Что это? – спросил Трос.
– Разве не видишь? Мой дневник! – ответил Шлюп.
– А зачем ты там облака нарисовал? – удивился Трос.
– Так я выражаю свои наблюдения, – сказал Шлюп.
– Наблюдения не так выражают. Их выражают словами, точнее, записывают. А у тебя тут зачем-то дождь, облака и солнышко! – продолжал Трос.
–  Ну, мы же прибываем к Наблюдательному причалу – вот я и записываю в своем дневнике, какая сейчас погода. С утра было солнышко, потом появились облака, сейчас вон дождь полил.
– Ты ведешь дневник наблюдений за погодой! – наконец осенило Троса.
– Да! – радостно воскликнул Шлюп.
– А на Наблюдательном причале совсем не этим занимаются! – насмешливо сказал Трос.
– Да? – вмешался в разговор Брамсель, – А чем?
– Там наблюдают за детьми, – сказал Трос.
– Как в садике? – переспросил Шлюп.
– Не совсем! – сказал Трос, – Там ведут наблюдения за развитием детей и следят за их достижениями.
– У них, наверное, есть свои Шерлоки Холмсы!  – предположил Брамсель.
– Нет, ребята! «Следят» в данном случае означает «наблюдают», – объяснил Трос.    
– Все ясно! Они шифруются! Прямо как Штирлиц! – сказал Шлюп.
– Как раз наоборот! – возразил Трос, – Они говорят все напрямую, без утайки!
– Да кто это – они?! – хором воскликнули Шлюп и Брамсель.
– Специалисты,  – ответил Трос,  – они ведут специальные наблюдения за детьми и фиксируют их достижения и особенности в «Альбомах развития».
–  А мои достижения они могут зафиксировать? – поинтересовался Шлюп.
– Конечно! – ответил Трос, – Думаю, что в твоем «Альбоме развития» они бы написали так:  «Из последних достижений хомяка Шлюпа можно выделить создание картины «Хомяк-моряк». В целом, охарактеризовать этого зверька можно как добродушного и любознательного, жизнерадостного и рассудительного. Из недостатков можно выделить, пожалуй, один: недостаточно усидчив».
– Хорошенькая рекомендация!  – обиделся Шлюп. – И они тут всем такое пишут? Интересно, у них на причале еще не перестали останавливаться?
– Ну, чего ты сердишься на пустом месте! – сказал Трос. – Во-первых, это было лишь мое предположение, что они могут так написать; может, я был немного не тактичен, извини меня, пожалуйста, за «недостаточную усидчивость». А пишут они, уверяю тебя, всем только истинную правду – то, что есть на самом деле. Зачем им выдумывать?
– Кто же к ним сюда приплывает? – спросил, почесав лапкой затылок Брамсель.
–  Да, в основном, взрослые! – ответил Трос. – Не довольные развитием детей. Например, ребенок не хочет читать книжки или постоянно все забывает, или, скажем, к своим годам не научился выговаривать букву «р». Дело не в том, что все должны ее выговаривать. Просто же над ним будут смеяться прия, т.е., неприятели, и это в будущем грозит серьезной психологической травмой.
– «Психологической» чем? – уточнил Шлюп.
– Травмой. Ну, большим переживанием, которое может даже перетечь в нервное расстройство, – объяснил Трос.
–  Я понял, что это за причал! – воскликнул Шлюп. – Когда я был маленьким и ходил в садик, моих родителей часто вызывала к себе заведующая. Она жаловалась, что я не хочу убирать игрушки, как все дети, а когда воспитатели просят это делать, показываю им язык. Еще я разбрасывал по столу семечки, опрокидывал кастрюлю с манной кашей, пару раз уронил в компот хомяку-соседу запеканку. Заведующая сказала моим родителям: «У вас трудный хомяк. Может, вы подумаете об его переводе в другой сад?» Слава богу, что мне достались очень мудрые родители, которые нашли очень мудрый выход из положения и несколько раз сходили со мной на консультацию к психологу. Все вместе мы поняли, в чем дело! Мне просто не давали вдоволь играть и сдерживали мои творческие порывы! Сейчас я уже большой, знаю, что такое правила поведения и этикет, зато творческие порывы не утратил, как некоторые хомяки, которых вовремя не сводили к психологу и которые получили сильный стресс от общения с заведующей…

Возврат к списку